четверг, 7 мая 2015 г.

О том времени и убийстве

Эти 30 минут между тем моментом, когда Эндрю Борден вернулся в 10:45 домой и криком “Убийство!” в 11:15, вероятно, самые изучаемые полчаса во всей истории преступлений и, возможно, всё равно самые загадочные.

На суде над Лиззи окружной прокурор Вильям Муди обратил внимание на непрозрачность этого временного отрезка в своём обращении к присяжным.

“Из времени между теми моментами, когда Бриджет поднялась к себе наверх, и когда она снова спустилась, нужно вычесть, с одной стороны, время, ушедшее на то, чтобы вымыть полтора окна в гостиной и два окна в столовой и на то, чтобы убрать тряпку и воду. С другой стороны, из получаса между одиннадцатью часами и половиной двенадцатого нужно вычесть телодвижения Бриджет, Миссис Черчилль и Джона Каннингхэма.”

Близко, но мимо. Верно в первом случае; неверно во втором. Время, которое нужно исследовать, было не эти 45 минут между 10:45 и 11:30, а, скорее, эти 30 минут между 10:45 и 11:15, когда в полиции ответили на первый телефонный звонок. Муди открыл дискуссию о том, что на самом деле произошло, но вместо того, чтобы довести её до конца и предложить свою версию событий, он предпочёл, чтобы это решили присяжные. Это было как если бы Обвинение наспех соорудило дуговую лампу, чтобы осветить полный тайн колодец, но вместо того, чтобы пролить на них свет, она просто отразила их непрозрачность. При повторном рассмотрении объекты в кромешной тьме исчезли как призраки.

Никто больше не упоминал эти докучливые полчаса. Но кто-нибудь должен был бы их упомянуть, потому что посекундное изучение доказывает, что то, что было сказано, что произошло, или предполагалось, что произошло, вовсе не могло случиться.

Есть две контрольные временные точки в этой последовательности событий. Бриджет дала показания во время досудебного разбирательства, во время предварительного следствия, перед большим жюри и на самом суде, что колокол ратуши пробил 11:00 три минуты после того, как она пришла в свою комнату отдохнуть. Она сверила время со своими часами возле постели, которые позднее были проверены и найдены точными. Полиция получила телефонный звонок Каннингхэма, сообщающий о беспорядке на Секонд-стрит, в 11:15. Вдобавок к записи в полиции, он прилежно заметил время сам, и его часы тоже были проверены на точность.

Во время этого 15-минутного периода имели место некоторые известные события; другие могут быть только домыслены.

Дистанции и временные отрезки, приведённые ниже были вычислены автором непосредственно на месте, при помощи секундомера и следуя сценарию этих известных событий. Это минимальные временные участки, выделенные на разговоры и ответы и расстояния, покрытые в спешке. Они подразумевают почти что немедленные реплики, что невероятно, но теоретически возможно.

10:57:00 Бриджет идёт в свою комнату прилечь
11:00:00 Городские часы бьют одиннадцать
11:08:00 Лиззи кричит Бриджет спуститься
11:08-11:08:45 Бриджет встаёт, (обувается?), спускается вниз, слышит об убийстве, спрашивает Лиззи и её посылают за доктором Боуэном
11:08:45-11:09:30 Берёт шляпу и шаль, пересекает улицу
11:09:30-11:10:00 Стучится (дважды?); Миссис Боуэн (которая, возможно, находилась на кухне?) подходит к двери; говорит ей об убийстве, та объясняет, что доктора нет дома
11:10:00-11:10:45 Бриджет пересекает улицу назад к дому Борденов
11:10:45-11:11:15 Говорит Лиззи, что доктора нет дома, происходит ещё один разговор, её посылают сходить за мисс Рассел; уходит
11:11:15-11:11:45 Миссис Черчилль на улице видит суматоху, идёт на кухню, ставит продукты, смотрит из окна, обращается к Лиззи и её просят придти к Борденам
11:11:45-11:12:30 Миссис Черчилль уходит из кухни, выходит через парадную дверь, затем к дому Борденов и входит через боковую дверь внутрь
11:12:30-11:13:15 Длительный разговор о том, что случилось и где в это время была Лиззи; проходит в гостиную, видит тело; они решают, что нужно сходить за другим врачом
11:13:15-11:14:00 Миссис Черчилль уходит, торопится к конюшням Холла в конце квартала
11:14:00-11:14:30 Встречает Джона Каннингхэма, говорит ему об убийстве и просит его позвонить в полицию
11:14:30-11:14:45 Каннингхэм идёт к ближайшему телефону
11:14:45-11:15:00 Звонит в полицию

Сомнительно, чтобы любое из перечисленного заняло меньше времени, чем указано. Если согласиться, что эти временные рамки и телодвижения правдоподобны, получается максимум из восьми минут от того момента, когда городские часы пробили одиннадцать до того момента, когда Лиззи позвала Бриджет спуститься—а не 10 или 15 (или дольше), о которых давала показания Бриджет.

В течение этих восьми минут – даже начиная с того самого момента, когда Бриджет пошла в свою комнату—Лиззи не могла бы пройти туда, где была спрятана сечка (в её комнату, в комнату для гостей, в подвал?), вернуться в гостиную, убить Эндрю, спрятать сечку, осмотреть себя, причесаться и смыть неизбежные пятна крови, подняться обратно в свою комнату, переодеться, спрятать где-нибудь испачканную одежду, вернуться вниз, выйти во двор, подобрать груши, войти в амбар, подняться на сеновал, съесть груши, спуститься обратно вниз, вернуться в дом и, наконец, позвать Бриджет.

Явно, что физически сделать всё это за восемь минут невозможно. Конечно, восьмиминутное окно не оставляет времени на 30-минутную, 20-минутную или даже 15-минутную экскурсию в амбар—и это и учитывая и не учитывая время, ушедшее на убийство и всё, что ему сопутствовало.

Так как время, когда в отделении полиции ответили на телефонный звонок не может быть изменено, есть только одна другая альтернатива: Бриджет не сказала правду о том, как она услышала городские часы и вся эта цепочка событий началась раньше, чем в одиннадцать часов.

Но зачем Бриджет лгать? Так как она сказала, что, когда она услышала городские часы, она сверила время по своим собственным часам, её показания не могли быть простой ошибкой; в таком случае они должны были бы быть умышленно ложными.

Кто выигрывает от того, что время изменено и ужато? Не Лиззи, ведь если всё это оставлено необъяснённым, такой короткий промежуток времени делает её экскурсию в амбар и/или убийство Эндрю практически невозможными. У неё просто не было бы времени совершить и одно из этих действий, не говоря уже об обоих.

Другой 15-минутный отрезок времени, упомянутый Муди, от 10:45 до 11:00, также неясен и непонятен.

В центре города Эндрю зашёл в магазин Клегга, где плотники Джозеф Шортсливз и Джэймс Мэтер занимались каким-то ремонтом. Шортсливз заметил время, когда Эндрю двинулся домой. Это было в 10:45.

Разумно предположить, что на то, чтобы пройти три квартала к дому № 92 на Секонд-стрит, ушло пять минут. 10:50:00.

Эндрю возился с замками парадной двери; Бриджет отложила свою работу, подошла ко входной двери и впустила его. Сначала он прошёл в столовую и сел там. 10:51:00.

Он взял ключи с камина и поднялся в свою комнату. Зачем, нам неизвестно. Но разумно предположить, что экскурсия наверх плюс время, ушедшее на цель этой экскурсии и время, ушедшее на то, чтобы спуститься обратно в гостиную, заняли три минуты. 10:54:00.

Лиззи спустилась вниз, спросила насчёт почты, сказала ему, что Эбби получила записку и ушла, и прошла с ним в гостиную, где он снял пальто, сложил его на диване и начал читать газету. 10:56:00.

Бриджет закончила мыть два окна в столовой (минуту на каждое) и два в гостиной, где был Эндрю (минуту на каждое). 11:00:00.

Она обсудила с Лиззи тот факт, что Эбби ушла и то, что нужно запирать двери. Она выжала свою тряпку, вылила воду из ведра, поговорила с Лиззи о вероятности того, что она уйдёт, и ушла в свою комнату. 11:02:00.

Два отрезка времени по 15 минут тут накладываются один на другой, и сомнительно, чтобы Бриджет могла уйти в свою комнату в 10:57. И также трудно поверить в то, что Эндрю мог ещё и заснуть во время всей этой суеты и разговоров.

Некоторые теоретики охарактеризовали Лиззи как умную, расчётливую исполнительницу удивительно тщательно спланированного убийства. Тогда как объяснить её попытку, как утверждается некоторыми, купить накануне синильную кислоту? После того, как она потерпела в этом неудачу, когда у неё нашлось время на то, чтобы выработать альтернативный план, и как она могла предвидеть неожиданный визит Морза, и знать заранее, когда и если он уйдёт из дома утром, и когда он может вернуться, или то, что Эбби вдруг решит, в этот нестерпимо жаркий день, что надо вымыть окна, или то, в каком порядке Бриджет будет их мыть, чтобы ей не было видно, или то, что не будет криков и сопротивления со стороны какой-либо из жертв, которые могли бы кого-нибудь насторожить, и в какой момент Бриджет может войти в дом и обнаружить её, с кровавой сечкой в руках—и ещё с десяток подобных непредсказуемых деталей.

Алтернатива—объявить, что она импульсивная, безумная, убивающая наугад, направо и налево, со свидетелеми в лишь нескольких футах, фактически отбивающая чечётку в заминированном поле. Но сказать такое, это наделить её таким ореолом удачливости и везения, которых не было никогда ни у какого убийцы.

И невозможно, чтобы всё было и так, и этак.

Комментариев нет:

Отправить комментарий